Дом, который построил Гогольков

19 февраля Вадим Гогольков, как обычно, отметит свой день рождения в стенах родной «Триады»

АДРЕС

Найти «Триаду» очень просто: город Ха, улица имени любимого дедушки, дом 27, дверь без крыльца, первая от улицы лучшего друга любимого дедушки…

«Врут те, кто утверждает, что театр начинается с вешалки: театр начинается с вахтера, а уж потом все остальное. Будь добр, поздоровайся и веди себя с ним прилично, и он, с несказанным энтузиазмом, все ТЕБЕ объяснит», — говорят артисты.

И это правда: вахтеры в «Триаде» работают по много лет и, в известной мере, это люди уникальные: привыкнуть к артистам и их образу жизни достаточно сложно.

Но вахтеры не просто привыкают: они, как и все остальные, этот театр любят — как дом, в котором живут годами и десятилетиями. Кстати, может, неслучайно самая первая премьера «Триады» по адресу Ленина, 27, называлась «Наш дом».

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Говорят, у «Триады» целых три дня рождения. Если же вспомнить о ее создателе — Вадиме Гоголькове, которому в нынешний четверг, 19 февраля, исполняется 60 лет, то и все четыре.

В 1975 году — первый день рождения — Вадим Гогольков организовал любительскую студию пантомимы во Дворце Профсоюзов, которая открылась премьерой — пластической драмой «Коррида» по произведениям Евгения Евтушенко:

Так продирает, словно шок в потемках затхлых,
лишь свежей крови запашок, убийства запах.
Бегом — от банковских бумаг и от корыта,
а если шлепнешься врастяг, — плевать! — коррида!
Локтями действуй и плыви в толпе, как рыба.
Скользишь по мягкому?
Дави!
Плевать! —
Коррида!

И этим все сказано: пантомима, как и коррида, родилась в те времена, когда человек не умел еще писать или складывать интегралы. На заре человечества жили мимы, которые играли на своем теле, как на волшебном инструменте, взывая к самым затаенным чувствам, понятным каждому.

Следующий этап — очень важный для «Триады» — 23 мая 1989 года любительская студия становится театром-студией

А в 1995 году (третий день рождения) Вадим Гогольков впервые приходит в здание киноцетра «Пионер» и видит будущий дом — свой и своего театра.

НАШ ДОМ

Конечно, он бывал здесь раньше: обычный зал, деревянные стулья, экран… Провинциальный кинотеатр. Тогда еще никто не делил-пилил пространство, отмечая — где «наше», а где «не наше». Было помещение, созданное для того, что создавать в его стенах что-то культурное: зал, сцена и места для зрителей.
Как будто ничего не изменилось с тех пор — зал, сцена, места для зрителей… Но изменилось все: зал (сто мест) превратился в пещеру, с разрисованными стенами, места для зрителей стали удобными и демократичными скамейками, между которыми — в проходах — обычно сидели самые везучие («королевские места»), и всегда так было, что на премьерах все пространство было забито народом, все сидели друг у друга на головах, и приносили стулья, чтобы садиться у последних рядов. И не только на премьерах… Часто, почти всегда.

А на сцене творились чудеса, да и сейчас творятся. Тот, кто ходит в «Триаду», хорошо это знает.
Все это — белый холл, зал со стенами, расписанными древними наскальными рисунками (художники Павел Оглуздин и Алексей Сахно совершенно честно воспроизвели их из принесенной кем-то книги об искусстве древних) и сцена — стало «Триадой». И люди, которые всегда сидят здесь — такие знакомые, почти родные, и уютный запах кофе, рисунки на стенах, огромный гонг, в который бьют — это же целый мир, из которого уплываешь в сказку, которую рассказывает тебе «Триада».

ВЕТРЫ ПЕРЕМЕН

В последнее, нелегкое для театра, время оказалось, что у «Триады» есть не только свои зрители и фаны. Друг познается в беде, верна пословица, и другом театра пантомимы стали простые жители нашего города. Когда в конце 2008 года заговорили о том, что театр выселяют из здания, даже те, кто никогда не был на спектаклях «Триады», в зале, расписанном под древних, были в шоке.
Это ведь наш театр! Нам нет дела до кризисов и разделения имущества, до того, что в городе не хватает судов или чиновникам стало тесно в кабинетах. В Хабаровске несколько десятилетий существует место, куда ходят интеллектуалы, студенты, влюбленные парочки и пенсионеры, каждый сезон мы видим премьеру (они и сейчас ее готовят, несмотря на все кризисы вместе взятые), которая кому-то нравится, а кому-то не очень, но мы ее обсуждаем, и пишем в свой Живой Журнал:»Вчера ходила в «Триаду», было круто!»…

ОЧАРОВАННЫЕ «ТРИАДОЙ»

Потому что проходят века, а мимы остаются.

И Хабаровску страшно повезло, что уже больше 30 лет Вадим Сергеевич Гогольков, который называет себя «мимом-одиночкой», создает вокруг себя пространство для творчества.

К счастью — нам довелось это видеть, и одно поколение успело вырасти, родить и воспитать детей, глядя спектакли «Триады» из знакомого уютного зала.

К несчастью, потому что следующее поколение, возможно, обречено на то, чтобы слушать о спектаклях «Триады» так, как некогда счастливчики рассказывали о концертах «Битлз» — эти легенды, ставшие мифами, уходят вместе с теми, кто видел, участвовал, был в курсе.

И потому люди собирают подписи в защиту театра, газеты об этом пишут, и все надеются, что, несмотря на время и ветры перемен, которые стали уж слишком холодными, теплое очарование «Триады» будет озарять наш городпо прежнему адресу — улица Ленина, дом 27, дверь без крыльца под вывеской «ТРИАДА».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 1,00 out of 5)
Загрузка...

1 Комментарий

  • Отличная статья! Читается на одном дыхании, а главное в процессе прочтения узнаются очень интересные факты, заслуживающие отдельного внимания)

Есть что сказать? Оставьте комментарий!